Кредитная карта - 100 дней без процентов

Кредит 0% до 55 дней

Все об инвестициях. Ценные бумаги, криптовалюты, облачный майнинг, форекс и прочее.
Аватара пользователя Magnolia
Сообщения: 18863
Зарегистрирован: 26 апр 2014, 11:45
Откуда: New York, USA

Кредит 0% до 55 дней

Сообщение Magnolia » 13 янв 2022, 17:51

Оформить кредит сейчас 0% до 55 дней >>>

Изображение

Small heart had Harriet for visiting. Only half an hour before her
friend called for her at Mrs. Goddard's, her evil stars had led
her to the very spot where, at that moment, a trunk, directed to
_The Rev. Philip Elton, White-Hart, Bath_, was to be seen under the
operation of being lifted into the butcher's cart, which was to
convey it to where the coaches past; and every thing in this world,
excepting that trunk and the direction, was consequently a blank.
She went, however; and when they reached the farm, and she was to
be put down, at the end of the broad, neat gravel walk, which led
between espalier apple-trees to the front door, the sight of every
thing which had given her so much pleasure the autumn before,
was beginning to revive a little local agitation; and when they parted,
Emma observed her to be looking around with a sort of fearful curiosity,
which determined her not to allow the visit to exceed the proposed
quarter of an hour. She went on herself, to give that portion
of time to an old servant who was married, and settled in Donwell.
The quarter of an hour brought her punctually to the white gate again;
and Miss Smith receiving her summons, was with her without delay,
and unattended by any alarming young man. She came solitarily
down the gravel walk--a Miss Martin just appearing at the door,
and parting with her seemingly with ceremonious civility.
Harriet could not very soon give an intelligible account.
She was feeling too much; but at last Emma collected from her
enough to understand the sort of meeting, and the sort of pain it
was creating. She had seen only Mrs. Martin and the two girls.
They had received her doubtingly, if not coolly; and nothing
beyond the merest commonplace had been talked almost all the time--
till just at last, when Mrs. Martin's saying, all of a sudden,
that she thought Miss Smith was grown, had brought on a more
interesting subject, and a warmer manner. In that very room
she had been measured last September, with her two friends.
There were the pencilled marks and memorandums on the wainscot by
the window. _He_ had done it. They all seemed to remember the day,
the hour, the party, the occasion--to feel the same consciousness,
the same regrets--to be ready to return to the same good understanding;
and they were just growing again like themselves, (Harriet, as Emma
must suspect, as ready as the best of them to be cordial and happy,)
when the carriage reappeared, and all was over. The style of
the visit, and the shortness of it, were then felt to be decisive.
Fourteen minutes to be given to those with whom she had thankfully
passed six weeks not six months ago!--Emma could not but picture
it all, and feel how justly they might resent, how naturally
Harriet must suffer. It was a bad business. She would have given
a great deal, or endured a great deal, to have had the Martins
in a higher rank of life. They were so deserving, that a _little_
higher should have been enough: but as it was, how could she have
done otherwise?--Impossible!--She could not repent. They must
be separated; but there was a great deal of pain in the process--
so much to herself at this time, that she soon felt the necessity
of a little consolation, and resolved on going home by way of Randalls
to procure it. Her mind was quite sick of Mr. Elton and the Martins.
The refreshment of Randalls was absolutely necessary.
Никто не отозвался.
— Понятно, — без эмоций резюмировал он. — Ничего, это дело поправимое.
И будто в подтверждение его слов ухнул взрыв. Далековато, в полукилометре отсюда, но гулко и громко, а главное — непривычно.
Все, кроме капитана, пригнулись, а потом завертели головами. Из-за многочисленных вагонов толком ничего не смогли увидеть, однако грохот подействовал на вновь прибывших почти ошеломляюще.
Взрывы загрохотали один за другим уже гораздо ближе.
Капитан крикнул:
— Ложись!!!
И рухнул плашмя.
Колонна рассыпалась, все кинулись в разные стороны, падая, где придется.
Гусев сделал несколько отчаянных прыжков и распластался возле старой, наполовину ушедшей в землю шпалы.
Взрывы ухали почти беспрерывно, заставляя вжиматься в землю. Он чувствовал себя незащищенным, хотелось вскочить и бежать как можно дальше отсюда.
Неимоверным усилием воли Гусев сдерживал свой порыв, понимая, что бежать нельзя. А самое главное — некуда. Его шесть месяцев только-только начинаются…
Вскоре к взрывам, уже не столь частым, добавилась автоматная перестрелка. И она явно разгоралась не на шутку.
Павел рискнул немного высунуть голову, чтобы осмотреться.
Мешали вагоны. Но где-то за ними перестрелка завязалась уже всерьез.
Мимо побежали солдаты — с оружием и без. Видимой логики в их действиях не просматривалось. Похоже, каждый руководствовался собственными соображениями.
Стрельба металась уже совсем рядом, из-под вагонов выныривали все новые и новые бойцы, они бежали, часто приседали и стреляли куда-то под вагоны. Чуть погодя следом появились солдаты в такой же форме, они тоже стреляли, но уже в спины убегавшим. Те вдруг перешли в контратаку, и сразу вспыхнула рукопашка — прямо там, где лежал Гусев и другие штрафники.
Отовсюду доносились вопли, мат, стоны, хрипы, стрельба. Падали тела, кто-то продолжал драться на земле, другие корчились от полученных ран, иные уже не шевелились…
— Твою мать!
— Получи, сука! Получи!
— Сдохни, урод!
— А-а-а-а-а!
Перепуганный Гусев лежал ни жив ни мертв. На него несколько раз наступили, окровавленный боец со стоном упал рядом, но Павел не поднимал головы, не зная, на что решиться и что предпринять. Сознание заполнила паническая мысль:
«Ну, ни хрена ж себе!!! Ну, ни хрена ж себе!!!»
Когда ярость рукопашной схватки спала и сместилась немного в сторону, а потом и стихла, перейдя в вялую перестрелку, Гусев нашел в себе силы приподняться на локтях и окинуть взглядом побоище.
Вокруг лежали убитые и тяжелораненые, почти не подававшие признаков жизни. Валялось оружие, в основном различные модификации автомата Калашникова.
Павел схватил «АКСУ», проверил содержимое магазина и ящерицей заскользил между телами, чувствуя, как острая щебенка впивается в тело.
Не гнушаясь осмотром мертвых тел, обзавелся еще тремя полными магазинами — одиночным и двумя спаренными, перемотанными синей изолентой, и только тогда почувствовал себя увереннее. Осталось понять, кто друг, а кто враг — ведь обе стороны носили форму Российской армии.
Как они различали друг друга, оставалось совершенно неясным, пока Гусев не заметил, что у некоторых лежащих на левых рукавах повязаны белые ленточки. Очевидно, опознавательный знак опозеров.
Перестрелка усилилась вновь. Опять забегали люди.
Гусев снова залег, не зная, что предпринять. Вдруг рядом упал солдат — молодой парень с искаженным в злобной гримасе лицом.
Павел увидел на его левом рукаве белую ленточку, но выстрелить не смог. Не верилось, что это враг, которого надо прикончить во что бы то ни стало.
А вот солдат, ничуть не медля, перевалился на левый бок, направил автомат в лицо Гусеву и нажал на спусковой крючок.
Павел в страхе зажмурился, но рокового выстрела не произошло.
Открыв глаза, он уставился на парня, пытаясь осознать, что случилось. Почему тот не стрелял? Неужто пожалел?
Солдат вытаращенными глазами глядел на Гусева и пытался сменить магазин, но его руки сильно тряслись, у него ничего не получалось.
Тут Павел словно опомнился. Тряхнул головой и выставил перед собой оружие.

Лучшие предложения для Вас. Деньги на карте через 10 минут, С плохой кредитной историей, Без отказов

Изображение

Авто аренда крым автомобиль прокат машин аренда авто севастополь аренда прокат автомобилей евпатория ялта прокат авто без водителя симферополь авто на прокат

Вернуться в «Инвестиции»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

 @Mail.ru